Иосиф Русый (today_rus) wrote,
Иосиф Русый
today_rus

Хруст сухаря - как хруст французской булки

Каждая лошадь когда-то была похожа на пони. Каждый сухарь когда-то был мягким, как желаемая посадка, мякишем. Румяным выходил он из печи и ждал себе участи, достойной любого ароматного хлеба - стать толстым, аппетитным бутербродом, возложить на себя груз ответственности из масла, вареной колбасы или, если совсем повезет, домашнего брусничного варенья.

Но как быстро проходит первая неделя тягостного ожидания на прилавке, так и вторая - амбиции улетучиваются. Хлеб грустит, оседает и, теряя со слезами драгоценные остатки влаги, бесповоротно черствеет.

Брошенный в мешок с другими братьями по несчастью, он слышит снаружи заводскую какофонию, слабо убеждая себя, мол, лязг пресса - это шум ресторанной кухни, но напрасно - его достают, режут, солят, сушат. Обморок.

Приходит в себя он уже внутри плотно запечатанного пакета. Тело сковано абсолютной засухой, глаза и рот забиты то ли жгучей приправой, то ли напалмом, вокруг слышны стоны искалеченных друзей.

Ослепшему, потерявшему любую возможность взаимодействовать с внешним миром сухарю не остается ничего другого, как сконцентрироваться на немногих своих приятных воспоминаниях. Удивительно - чем чаще он прокручивает их, тем больше их становится. Сначала они были скромным уголком, в котором он прятался от своей тюрьмы, затем стали миром, покидать который уже не требовалось, а ныне и вовсе вселенной, значительно проросшей за грани восприятия простого ржаного сухаря.

В этот момент мы раскрываем пачку сухариков "Три корочки". Выбираем самый крупный и симпатичный снек. Ощущаем жгучий, от переизбытка приправ, поцелуй на распухших губах. Чувствуем целую вселенную вкусов на языке.

Наелись.
А на кухне хлеб лежит, черствеет.


Tags: еда, обзор, псто, сухари
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments